Исследователи

Краеведом Харитоновым В.А. обнаружены архивные документы, указывающие на то, что для строительства бурятских дацанов часто приглашали русских мастеров, так по «особливому договору» 1818 г. – иркутские цеховые Теплых и Домнин, а с другой стороны – главный тайша Хоринских родов Дынпил Галцанов, заключили контракт о строительстве каменного Кундуйского дацана.

Исследователь Л.К. Минерт считает, что «главный храм Анинского дацана является выдающимся произведением бурятской культовой архитектуры, не имеющим аналогий по своей планировочной и композиционно-пространственной структуре в буддийском зодчестве соседних стран. Его остатки имеют несомненную архитектурную и культурно-историческую ценность и должны быть сохранены для потомков».

А.М. Позднеев, посетивший дацан в 1916 г., в своих заметках отметил, что «относительно главной кумирни Анинского дацана, по соображении всех ремонтировок, пристроек и надстроек, можно было догадаться, что в настоящую пору она имеет форму, близко подходящую к форме Джидинского дацана. Оба эти дацана при своей перестройке, были расширены так, что в них вся первоначально построенная кумирня была обращена в помещение одного только алтаря, втрое же большая его, собственно служебная часть кумирни была пристроена заново. Таким образом, обе эти главные кумирни как в Джидинском, так и в Анинском дацанах получили вид не квадратных, а продолговатых зданий, в которых служебная часть значительно превосходит главное святилище кумирни».

Базар Барадин, посетивший дацан в 1907 г. писал, что « этот дацан очень маленький и имеет образец Лойлона, т.е. божественного дворца (8 углов) и к нему сделана пристройка… по тибетскому образцу. Сама пристройка гораздо больше размеров дацана, в нем совершают службу, а внутренность самого дацана служит всецело алтарем и в нем помещаются иконы. Икона главного алтаря – Зонхава ».